Крымский эскорт для вождей.

Оригинал взят у mrdou в Крымский эскорт для вождей.


48 лет назад в Крыму было создано спецподразделение ГАИ по обеспечению безопасного и беспрепятственного передвижения "автомобилей особой нормы" - отряд "эскортников". Во времена СССР таких подразделений было всего три: на участке "аэропорт Внуково - Кремль", на кавказских госдачах и в Крыму. Брежневу на ЮБК нравилось отдыхать особенно, и на время его правления Нижняя Ореанда стала летней резиденцией генсека. За Брежневым из Москвы в Крым отправлялась и вся советско-партийная элита, располагаясь согласно рангу в санаториях и на госдачах Нижней Ореанды, Мисхора и Мухалатки, а так же полуостров посещали президенты, партийные вожди и короли с официальными визитами, минуя Москву.
Движение особо важных персон приобретало интенсивный характер, которое усложнялось летним нашествием советских автотуристов на «Москвичах» и «Волгах». Для контроля за ситуацией на магистрали Симферополь (Аэропорт)—Ялта—Форос (152 км) был создан отдельный дивизион дорожного надзора. 16 мая 1969 г. приказом МВД УССР утвердили штат подразделения со штабом в симферопольском управлении ГАИ УВД: три линейных взвода в Симферополе, Алуште, Ялте, и отдельный взвод «эскортников». Всего — 101 сотрудник

Первым его командиром был полковник милиции Азамат Лысяков. До создания дивизиона Лысяков уже работал 8 лет в ГАИ и не раз ездил с Хрущевым от аэропорта до госдачи в Нижней Ореанде: «Тогда ему к самолету подгоняли «Чайку», он пересаживался, и мы на мотоциклах сопровождали. У нас поначалу никаких машин не было. Я за ним на мотоцикле везде мотался. Он же, как Горбачев, непредсказуемый в выборе маршрута был — мог изменить план поездки или остановиться в незапланированном месте. Так, он решил как-то совещание провести в совхозе «Южный», а туда не было дороги. За ночь асфальт уложили! Но не все об этом знали. И я обгонял его, чтобы на всех перекрестках указывать путь. Он подъезжает, а я уже честь отдаю — наверное, думал, что в Крыму все милиционеры на одно лицо».
На сопровождение лично подбирал ребят, как космонавтов. Все у меня были ростом не ниже 175 см, асы в вождении, политически подкованные, многие с фронтовым опытом. Один из них даже в Параде Победы участвовал - фашистское знамя бросал на брусчатку у Мавзолея, в 17-м ряду был. И мне же тоже надо было перед ними человеком быть, прежде чем что-то требовать.
Я сам 13-летним мальчишкой на фронт прорвался, приписав себе три года… «Виллис» я в военном училище еще в 47-м году освоил, затем все другие виды транспорта. На мотоцикле через горящие мосты прыгал и стрелял, как басмач. Это еще когда в Германии служил, глаз и руку натренировал. Там же с оружием постоянно ходили, а патронов полные карманы. Например, перед тем как идти в столовую, ставили 10-пфенниговые монеты и стреляли по ним. Так что вместе с личным составом я и вождение, и стрельбу всегда на «отлично» сдавал, поэтому не даром в почете у них был.

С созданием дивизиона Москва стала радовать "эскортников" новой техникой. Сначала командир и его зам получили в служебное пользование две "Волги" ГАЗ-21, а сопровождение - ижевские белые мотоциклы с коляской, усиленные двигателями К-750. На колясках - хромированные фары от 21-й "Волги". К середине 70-х автопарк дивизиона стали укомплектовывать "дублерками" - "Волгами" ГАЗ 24-24. Внешне машина ничем не отличалась от серийной, но под капотом был мощный - более 200 л.с., 8-цилиндровывй двигатель от "Чайки" ГАЗ-13, а в салоне рычаг автоматической коробки передач. Такие машины небольшими партиями выпускали по заказу КГБ специально для сопровождения правительственных "зилов" и "чаек", а также для слежки за "иномарками" дипломатов. "Дублерки" разгонялись до 200-220 км/ч, и таких машин у крымчан было 40. Для них в Симферополе построили особый гараж - обычное с виду 5-этажное здание, куда машины и мотоциклы заезжали по серпантину. А командир Азамат из 21-й "Волги" пересел в "иномарку" - у него был первый в Крыму служебный Mercedes-Benz С-180. Еще один, но личный Mercedes-Benz в те годы на полуострове был у научного сотрудника Никитского ботанического сада - сына писателя Шолохова. Но не отец подарил машину Александру Михайловичу, а теща! Старший сын Шолохова был женат на Виолетте Гошевой - дочери председателя Совета Министров Болгарии Антона Югова.

При Брежневе автопарк 9-го отдела КГБ в Мисхоре, где были представительские машины "Чайка" ГАЗ-13 и ЗиЛ-117, пополнился "иномарками". Для первых лиц в Крыму постоянно находились Chrysler, Rolls-Royce, Opel Diplomat, Opel Admiral и Mercedes-Benz. Также к приезду Брежнева по железной дороге в вагоне-гараже доставляли что-нибудь из его личной коллекции. Чаще всего это были Mercedes-Benz, в том числе и его любимый двухместный SL-Класс. Леонид Ильич запросто мог сам подвезти из аэропорта в Нижнюю Ореанду супругу Викторию Петровну с внучкой Викой или правнучкой Галкой. Любил он покатать по серпантинам и своих гостей, как это было летом 71-го с канцлером ФРГ Вилли Брандтом. - Брежнев очень любил "мерседесы", - вспоминает Лысяков. - Один у него был даже с таймером, который включался за 15 минут до выезда - двигатель сам включался и прогревался. Любил он машины, часто их менял и получал удовольствие от езды. И конечно, он был прекрасным водителем, и что важно - дисциплинированным. Мне чудесно с ним было работать: ты идешь по трассе, где надо, сбавляешь скорость, и он за тобой как ниточка, держит темп, не вырывается вперед. Он вообще добрейшей души был человек, для всех у него всегда были приятные слова.

В поездках по Крыму часто были задействованы все 5 иномарок, которые были в гараже. Если бы кто-то затеял провокацию, догадаться не смог бы, в какой из них именно генсек - по ходу движения порядок кортежа постоянно менялся. Позже проще стало — чаще работали три машины: основная и две выездные с охраной.
Крымский маршрут генсека начинался с нулевой полосы в аэропорту Симферополя. На краю летного поля специально построили гостевой домик, туда и выруливал правительственный самолет. От трапа до стола — около 100 м. Там уже его ждала толпа встречающих — хозяин Украины, Первый секретарь ЦК КПУ Владимир Щербицкий, секретари обкомов, министры.

«Конечно, этим моментом на прилете и отлете все пользовались, — говорит Азамат Георгиевич. — Это же неформальная обстановка, некабинетная. Одни пока ждут прилета, ходят между собой какие-то вопросы решают, а потом за столом с Генеральным. В гостевом домике накрывали большой стол — 15—20 человек сидели. Обязательно чебуреки были, борщ, пельмени. Это все готовили повара из симферопольского ресторана «Астория». Сейчас его нет уже. Там целая кухня работала — все горячее, с пылу-жару. Ну и, конечно, выпивали — не только чай и кофе, крымские вина были, водка. Я видел, что уже кофе подали, — сразу своим команду: «Через 15 минут выезжаем». А у домика уже стояла машина для Брежнева либо та, что на платформе привезли, либо из мисхорского автопарка — он по настроению и состоянию либо сам за руль садился, либо на переднем пассажирском сиденье ехал. Никогда на заднем, в отличие от Суслова, Косыгина или Громыко».

С середины 1970-х Леонид Ильич с семьей стал чаще приезжать в Крым на поезде. Но его встречали не на городском вокзале в Симферополе, а за 30 км до него — на станции Пролетная, рядом с усадьбой совхоза «Широкий». На первый раз там наспех сделали шатровую беседку, а потом построили уютный железнодорожный гостевой дом с комнатами отдыха, душевыми — специально горячую воду подвели. Во внутреннем дворе разбили цветник, посадили фруктовые деревья.

Леонид Ильич ведь не только в «Мерседесе» ездил — ему и «Крайслер» нравился. Помню из гостевого домика вышел, сам за руль сел — у своего водителя уточнил только: «А это что за педаль? А это газ? Ясно. Ну ты с нами поедешь?». Тот пересаживался в другую машину, а к Брежневу — рядом сбоку Подгорный, а за ними Шелест. И вот так едут. Я возле их автомобиля все время. Как только скорость падает, значит, Брежнев и Подгорный закурили, а Шелест сзади нос отворачивает — он не курил. И уже тихонько едут, стекла пооткрывают — из окон дым… Вот бросили окурки, закрыли стекла и пошла скорость 100—110, а то и 120 и выше. Брежнев, когда был помоложе, гонял со страшной силой. Прирожденный водитель. Он же даже в последний свой приезд в Крым и то за руль сел, хотя по состоянию здоровья уже совсем слаб был. Уезжал он 5 сентября 1982 года, сел за руль и от ливадийской развилки в Ялте до памятника Льву Толстому в Лозовом перед Симферополем сам ехал. А за ним по обе стороны машины с охраной и немецкий реанимобиль».

По словам полковника милиции Валерия Журавлева, сменившим Азамата Лысякова в 1986 г., когда дивизион стал специализированным отдельным батальоном ДПС ГАИ, для первых лиц государства в Крыму постоянно находились «Крайслер», «Роллс-Ройс», «Опель-Дипломат», «Опель-Адмирал» и «Мерседес». Также специально к приезду Брежнева из Москвы в Симферополь по железной дороге в вагоне-гараже доставляли что-нибудь из его личной коллекции. Чаще всего это были «Мерседесы», в том числе и его любимый двухместный SL-Класс. Леонид Ильич запросто мог сам подвезти из аэропорта в Нижнюю Ореанду своих родных: супругу Викторию Петровну с внучкой Викой или правнучкой Галкой. Любил он покатать по южнобережным серпантинам и своих гостей, как это было летом 71-го с канцлером ФРГ Вилли Брандтом.
«Наш эскорт производил мощное впечатление, — рассказывает Валерий Иванович. — Представьте: несется кортеж машин и наши мотоциклы. Обычно 21 мотоцикл, максимально — 23. Все с колясками. От аэропорта до Алушты — мы, а там нас сменял ялтинский взвод эскортников. Действия были отработаны идеально. Шли мы по трассе «свиньей»: впереди авто три мотоцикла — первый и за ним два, потом — рядом с каждым колесом машины, и два с зелеными мигалками сзади. Скорость у нас была небольшая — до 90 км/ч. Потом были в эскорте и мотоциклы без колясок. Но на «одиночках» в условиях Крыма — опасно: если сухо, то еще ничего, а если чуть дождичек прошел — страшное дело!

Эскорт полагался зарубежным лидерам, когда они с официальным визитом прилетали сразу в Крым, например Эрих Хоннокер из ГДР, Николае Чаушеску из Румынии, Янош Кадор из Венгрии или Тодор Живков из Болгарии. А вот если они прилетели уже из Москвы — то им эскорт не полагался, но мы все равно встречали их и сопровождали».

Для встречи и сопровождения первых лиц страны, по словам Валерия Журавлева, существовало три варианта кортежа. №1 для Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР, и Председателя Совета Министров СССР — 4 экипажа сопровождения (первая машина сигнальная, вторая ведущая, третья — машина вип-персоны (ведомая), четвертая — машина замыкания кортежа), все перекрестки закрыты, транспорта на трассе нет. №2 для членов Политбюро ЦК КПСС и министры — 3 экипажа, усиление постов на перекрестках. № 3 для кандидатов в члены Политбюро и секретарей ЦК — 1 экипаж.

«В экстренных случаях я обязан был сбивать машины нарушителей, — говорит полковник Журавлев. — Я учился этому в экипаже, и нас командир учил. Мы выезжали на аэродром и там отрабатывали систему нашего поведения, боевые повороты. Это же серьезная работа была, а не просто эскорт, на который люди глядят с открытыми ртами. А когда пришел Горбачев, он нам запретил снимать транспорт и убрал из сопровождения все «Мерседесы». Но тяжеловозы мы с трассы все же убирали, а так приходилось работать в потоке движения транспорта».

От аэропорта до госдач эскорт доезжал за 50—55 минут. Но можно было и еще «добавить». Так в августе 87-го самолет министра обороны США Фрэнка Карлуччи приземлился в Симферополе с опозданием. По протоколу его встреча с Андреем Громыко — тогда Председателем Президиума Верховного Совета СССР, была запланирована на 12.00. Громыко ждал американцев на госдаче № 3 — в горах, недалеко от Массандровского дворца.

«Мы мчались со скоростью порядка 150 км/ч на участках, которые позволяли это делать, — говорит полковник Журавлев. — «Долетели» минут за 40 — было ровно без пяти двенадцать. Пот градом, дух перевели и включили радио. «Маяк» первой новостью сообщил: «Сегодня в Крыму Андрей Андреевич Громыко принял министра обороны США Фрэнка Карлуччи. На встрече присутствовал министр обороны Язов…». Вот представьте себе, если бы я опоздал хотя бы на 1 минуту? Что бы передал «Маяк»: что Андрей Андреевич его уже встретил, а мы еще где-то в пути…»
В украинские времена Крыма спецподразделение ГАИ реорганизовали - до возвращения полуострова России, это была отдельная республиканская рота ДПС. При эскортировании охраняемых персон тогда использовали автомобили Volkswagen (В 5 Universal, В 6), иногда BMW и Tоyota. Мотоциклы тоже были, но в эскорте их уже не использовали. Первые лица Украины: президент, спикер, премьер по Крыму разъезжали в "мерседесах", которые не относятся к определенному модельному ряду - все ручной сборки с бронировкой и пуленепробиваемыми стеклами. Из Киева их доставляли в вагонах-гаражах по железной дороге, а в Симферополе встречали на специальной платформе и потом везли до базы расположения. В бытность президентами порулить самостоятельно на отдыхе любили и Кучма, и Ющенко, и Янукович - он за рулем джипа приезжал и в Некрасовку с птичьим гриппом бороться, и с огнем - на пожар в поселок Олива.

- Когда я пришел в 95-м в это подразделение, оно было самым мощным и мобильным в структуре ГАИ Украины, - вспоминает бывший замкомандира роты Игорь Мордухов. - У нас в составе были 151 офицер и один старшина. Потом начались изменения, сокращения... Качественный состав изменился не в лучшую сторону, а задачи были сложнее, чем раньше. Саммиты такие бывали, когда к нам съезжались от 12 до 24 глав государств. И каждого должен сопровождать автомобиль сигнальный, прикрытия и замыкания. Приходилось стягивать силы со всей Украины - и транспортные средства, и личный состав. По сравнению с саммитами глав СНГ или ГУАМ приезд Тони Блэра или Билла Клинтона, отошедших от большой политики, был по сути рядовым мероприятием. У них в сопровождении машин было немного.

http://picturehistory.livejournal.com/2341565.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

30 Июн 2017


Leave a Reply