Поставка Константинопольским патриархатом на Украину двух «церковных» джавелинов – проявление папизм

I.

Синод Константинопольского патриархата официально заявил, что ведет подготовку к предоставлению автокефалии Украине.
Еще в конце августа 2018 года Константинопольский патриарх Варфоломей в
ходе встречи в Стамбуле проинформировал патриарха Московского и всея
Руси Кирилла о намерении (имплементации решения) предоставить Украинской
Православной Церкви Томос об автокефалии.

Кроме слов были сделаны и конкретные шаги: 6 сентября
сайт представительства Константинопольского патриархата при Всемирном
совете церквей сообщил, что Константинопольский патриархат назначил двух
экзархов в Киев. В сообщении указывается, что оба экзарха были
назначены «в рамках подготовки к предоставлению автокефалии Православной
церкви в Украине». Ими стали архиепископ Памфилийский Даниил (США) и
епископ Эдмонтонский Иларион (Канада). Оба архиерея – уроженцы западной
Украины: архиепископ Даниил (Зелинский) родился в г. Бучач Тернопольской
обл., а епископ Иларион (Рудник) – во Львове. Как отмечается в
сообщении, «оба служат украинским православным верующим в своих странах в
юрисдикции Вселенского патриархата», т.е. окормляют паству патриарха
Варфоломея в США и Канаде. Отметим, что архиепископ Даниил (Зелинский)
учился в униатской семинарии Ивано-Франковска, а затем – в Католическом
университете США. Потом перешел в Украинскую Православную Церковь США,
которая входит в состав Вселенского патриархата и там получил сан
архиепископа. Оба константинопольских экзарха давно лоббируют
автокефальные устремления Киева.

Такое назначение Константинопольским патриархатом двух
своих епископов на каноническую территорию Московского Патриархата на
Украине равнозначно поставкам США противотанковых ракетных комплексов «Джавелин» вооруженным силам Украины для «противостояния пророссийским сепаратистам» (в начале марта 2018 года американский Госдепартамент дал принципиальное согласие на поставки Украине противотанковых ракетных комплексов «Джавелин» на сумму $47 млн). Подобное назначение является беспрецедентно
грубым вторжением и актом агрессии на духовно-каноническую территорию
Москвы со стороны стамбульской патриархии и курирующего ее
Госдепартамента США, что не должно остаться без ответа со стороны
Русской Церкви и Российского государства[1].

В ходе проходившего в конце августа – начале сентября 2018 г.
Синаксиса (Архиерейского Собора) Константинопольской церкви в Стамбуле
патриарх Варфоломей в духе последних заявлений Госдепа США о «российской
агрессии на юго-востоке Украины» объявил, что он, Варфоломей, берет на
себя инициативу по преодолению украинского раскола, «поскольку Россия
как ответственная за нынешнюю болезненную ситуацию в Украине не способна
решить проблему». Поводами для этого Варфоломей назвал просьбы
украинского правительства и лидера самопровозглашенного «Киевского
патриархата». Патриархом Варфоломеем были сделаны крайне жесткие заявления в отношении Русской Православной Церкви: он заявил, что Украина стала митрополией Москвы незаконно и что лишь Вселенский патриархат имеет право разрешать такие вопросы. Синаксис
Константинопольской Церкви также подтвердил, что Константинопольский
патриархат может предоставлять автокефалию без каких-либо согласований с
иными заинтересованными Православными Церквами.

Член синодальной библейско-богословской комиссии Московского патриархата протоиерей Андрей Новиков заявил, что патриарх Варфоломей «на этом Синаксисе фактически наделил себя всеми правами папы римского, то есть явно провозгласил ересь и совершил отклонение от православной веры».

Между тем в канонической Украинской Православной Церкви
Московского Патриархата призвали патриарха Варфоломея не идти на поводу у
нынешних властей Украины, расценили назначение двух константинопольских
экзархов в Киев как грубое нарушение своей канонической территории и
возложили возможные негативные последствия этого на Константинопольский
патриархат: данное решение Константинополя противоречит 2-му правилу II Вселенского
(Константинопольского) Собора: «Не будучи приглашенными, епископы да не
переходят за пределы своей области». В заявлении УПЦ МП также отмечено,
что назначение экзархов в Киев состоялось без ведома митрополита
Киевского и всея Украины Онуфрия «как единого канонического епископа
города Киева».

«Церковные джавелины» – экзархи стамбульского патриарха Вафоломея

Ответственность за возможные негативные последствия
этого антиканонического деяния лежит на стамбульском патриархате. Вместо
автокефалии (то есть, церковной независимости) украинскую Церковь на
самом деле ждет статус экзархата – филиала Вселенской
(Константинопольской) патриархии с религиозным центром в Стамбуле.

«Нэзалэжная» по факту от Москвы Церковь на Украине не нужна ни
мирянам, ни священникам. Она нужна антироссийски настроенным украинским
политикам, а также некоторым украинским архиереям, чтобы
самоуправствовать на вверенных им Богом епархиях. Но в первую очередь
независимая от Москвы Церковь на Украине нужна США в качестве фактора
противостояния России и сдерживания ее геополитических интересов на
территории бывшего Советского Союза. В результате гибридной войны с
Россией наша страна должна быть расчленена и «утилизирована», ибо по
критериям англосаксонской либеральной демократии Россия представляет
угрозу геополитическим и военно-стратегическим интересам США и их
евроатлантических союзников (Евросоюз, НАТО), американской демократии и
прочим распрекрасным «европейским ценностям». А для этого нашим
геополитическим противникам крайне выгодны папистические устремления
Константинопольской патриархии, курируемой уже много лет Госдепом США,
на постсоветском пространстве, в частности, на Украине.

Напомним, что 17 апреля 2018 года т.н. «президент
Украины» Петр Порошенко сообщил о своем намерении обратиться к
Константинопольскому патриарху с призывом издать Томос о единой
поместной православной церкви на Украине. Порошенко назвал собственную
(«нэзалэжную») церковь необходимым атрибутом независимого
(«нэзалэжного») государства.

Следует отметить что все церковные нестроения последних
лет на Украине являются результатом «незалэжности», то есть
самоуправляемости УПЦ МП, полученной в 1991 году на волне распада СССР.
Поэтому было бы целесообразным православным Украины обратиться к
Святейшему Патриарху Кириллу с просьбой о возврате УПЦ МП к статусу Экзархата в структуре единой Русской Православной Церкви,
который существовал на Украине до 1991 года. Тогда и вопрос
предоставления автокефалии Украинской Церкви со стороны стамбульского
патриархата отпадет сам собой. Т.е. нужно сделать так, чтобы не было вообще субъекта, которому нужно давать Томос об автокефалии.

II.

Отличающаяся церковным модернизмом Константинопольская патриархия,
притязающая на возглавление ею всего Православия, на протяжении всего ХХ
века и начала ХХI-го упорно стремится подчинить своему влиянию все поместные автокефальные Православные Церкви, проявляя тем самым «восточный папизм»,
то есть некое подобие римо-католического примата в восточноправославном
варианте – примата Константинопольского престола. В этом проявляется
чисто католический характер притязаний патриарха города Стамбула, ибо
Церковь Православная тем и отличается от католицизма, что не признает
главенства какого-либо первоиерарха над всей православной полнотой.

Идея подчинения всех поместных Православных Церквей
Константинопольскому Вселенскому Патриарху объясняется следующими
причинами. В случае единой централизации резко облегчается
реформирование Православия в духе обновленческого модернизма и
экуменизма, ибо Константинопольская Патриархия еще с 20-х годов ХХ века
идет впереди всех Православных Церквей в области обновленчества и
отступничества от чистоты православной веры, участвуя в экуменических
проектах со всевозможными еретиками.

Можно вспомнить печально известный «Всеправославный конгресс» 1923
года в Константинополе под председательством Константинопольского
патриарха-масона Мелетия IV (Метаксакиса). Назвавший
себя без всякого основания «всеправославным», конгресс в
Константинополе открыл путь к перемене святоотеческого юлианского
церковного календаря и к вторжению модернизма в Православную Церковь
.
Несмотря на то, что сначала его решения были отвергнуты почти всеми
поместными Православными Церквами, Константинопольскому «конгрессу»
удалось разрушить литургическое и календарное единство Православной
Церкви. Реформированный календарь стал постепенно вводиться во многих
поместных Церквах. От этого произошло печальное разъединение в
богослужебной практике отдельных поместных Церквей, а также и в самих
Церквах, официально воспринявших это противоканоническое новшество.

Подобная идея главенства Константинополя над всеми Православными
Церквами имеет безоговорочную поддержку Ватикана, и это понятно: в этом
случае значительно облегчается процесс будущей унии с Православием в
целом, если удастся, игнорируя все вероучительные и догматические
расхождения, достичь «политического» объединения Рима и Константинополя и
создать унию по плану, намеченному Ватиканом.

Итак, папистические, гегемонистские устремления Константинополя тесно
связаны с его униатскими тенденциями, в первую очередь с Римом. Для
этого постоянно делаются заявления о «сближении богословских позиций
церквей-сестер», перетолковываются серьезные догматические различия с
латинянами, проводятся антиканонические сослужения Константинопольских
патриархов с римскими папами (на которых, в целях демонстрации «единства
веры», даже совместно прочитывается «Символ веры», но только на
греческом языке), в чем проявляется настоящее отступничество
Константинопольских патриархов последних десятилетий.

Рассматривая
неблаговидную роль Константинопольской патриархии в подстрекательстве к
отделению от Русской Церкви, необходимо учитывать тот факт, что из всех
поместных Православных Церквей Вселенский Константинопольский
патриархат склонен к модернизму в канонической области, так и
либерализму и обновленчеству в области богослужебной.
Константинопольская патриархия испытывает своеобразный «комплекс
неполноценности» по отношению к самой крупной поместной Православной
Церкви – Русской, и потому постоянно пытается действовать во вред ей во
всех церковных конфликтах на канонической территории РПЦ, в частности,
на Украине.

Константинопольскому патриарху, притесняемому инославным турецким
окружением, удается сохранять свою резиденцию в Стамбуле только за счет
своих американских покровителей: Госдепартамент США и ЦРУ, безусловно
заинтересованные в ослаблении Русской Православной Церкви, а в ее лице и
Российского государства, оказывают немалую финансовую и политическую
поддержку Вселенскому патриарху – сеятелю расколов и смут на
канонической территории Московского Патриархата. Несколько лет назад
помощник госсекретаря США во время своего визита в Турцию посетил
патриарха Варфоломея и заверил его в американской помощи в деле
сохранения «религиозной независимости Константинопольской патриархии».

Резиденция Вселенской патриархии постоянно подвергается давлению
турецких экстремистов и бдительному надзору турецких правительственных и
полицейских властей, причем турецкие чиновники стараются не обращать
внимания на демонстрации и провокации местных исламских экстремистов
перед зданием резиденции патриарха Варфоломея, хотя известно, что
нынешний Константинопольский патриарх – бывший офицер вооруженных сил
Турции. Таково жалкое положение патриарха «Второго Рима», считающего
себя по-прежнему «духовным лидером Православия», паства которого в
Турции составляет всего лишь около двух тысяч человек! (Бóльшая же часть
паствы проживает ныне в США.)

Следует напомнить, что в 20-е годы ХХ века, когда Русская Церковь
оказалась в тяжелейшем положении и когда Святейший Патриарх Тихон
находился под арестом и был лишен возможности управлять Церковью,
Константинополь (в лице патриарха Мелетия IV)
активно поддерживал обновленческое движение, представители
Константинопольского патриархата участвовали в обновленческих
лжесоборах, а преемник Мелетия IV Константинопольский патриарх Григорий
VII через своего представителя в Москве настаивал, чтобы Святейший
патриарх Тихон сложил с себя управление Церковью и чтобы Патриаршество в
Русской Церкви было упразднено. В то самое время, когда наши епископы,
священники и миряне шли на муки, Константинополь находился в
каноническом общении с обновленцами – фактическими пособниками
гонителей. Прославленный ныне во Святых исповедник Русской Церкви
Святейший Патриарх Тихон в ответном послании 1924 г. писал Григорию VII:
«Мы немало смутились и удивились, что... Глава Константинопольской
Церкви без всякого предварительного сношения с Нами, как с законным
представителем и Главою всей Русской Православной Церкви, вмешивается во
внутреннюю жизнь и дела Автокефальной Русской Церкви. Священные Соборы
(см. 2-е и 3-е правила II Вселенского Собора и др.) за епископом
Константинопольским признавали всегда только первенство чести, но не признавали и не признают за ним первенство власти».

Напомним и о незаконном принятии в 1923 году Константинополем в свою
юрисдикцию Финской и Эстонской епархий Русской Церкви, а также
неканоническое предоставление в 1924 г. автокефалии русским епархиям в
Польше, что ослабило целостность Русской Православной Церкви.

В это время Русская Церковь была фактически парализована
большевистскими гонениями, страдала от обновленческого раскола, – и
Константинополь не преминул воспользоваться благоприятной для себя
ситуацией. В результате насильственного отторжения от Русской Церкви
Финляндской епархии в Финляндии под эгидой Константинопольского патриарха Мелетия IV
– масона и одного из «отцов» современного обновленчества – была
спровоцирована колоссальная смута: беззаконно посвященный Мелетием в
Архиепископа Финляндского женатый священник Герман Аав стал насаждать
новый календарный стиль и жестоко расправляться с теми, кто отказывался
изменять церковному Преданию. Это привело к тому, что Финляндская
Церковь, находясь в полной зависимости от обновленческой патриархии в
Стамбуле, порвала с веками освященной Православной Пасхалией в пользу
григорианской, нарушив тем самым ряд соборных постановлений (7-е
Апостольское правило, постановление I Вселенского Собора, 1-е правило
Антиохийского Собора).

Напомним также, что в 30-е годы митрополит Сергий (Страгородский) и
митрополит Антоний (Храповицкий), несмотря на разногласия друг с другом,
единодушно осудили не только самочинный уход под омофор Вселенского
(Константинопольского) патриарха парижской архиепископии (евлогианский
раскол), но и процветавшую в нем «софианскую ересь» парижских богословов во главе с прот. Сергием Булгаковым.

Вторжение стамбульского патриарха в пределы канонической территории
Русской Православной Церкви, что мы видим на примере современной
Украины, а до этого – Эстонии, еще раз демонстрируют папистические
устремления Константинополя (Турция, напомним, является членом НАТО, а
сама Константинопольская патриархия жестко курируется Госдепом США).

Еще в 1996 году канадский религиовед
Д.Поспеловский в «Вестнике РХД» № 169 призывал поставить все поместные
Православные Церкви под власть Константинопольского патриарха, как
некоего «православного папы», одновременно осуществляя децентрализацию
Русской Православной Церкви.

Православные всего мира давно уже не считают Вселенского патриарха
своим духовным лидером. Причины падения духовного авторитета
Константинопольского Патриарха следует искать как в чисто латинских
притязаниях на первенство над другими православными Церквами, в
отступлении от чистоты Православия в результате сомнительных
экуменических акций и откровенного обновленчества, так и в том, что
притесняемый иноверным окружением Варфоломей обращается за помощью не к
Православному миру, не к православным Церквам-сестрам, а к западным
правительствам, и прежде всего – к Госдепартамету и президенту США.

И вряд ли спасет положение Константинопольской
Патриархии ее сближение с Ватиканом за счет измены Святому Православию.
Такую попытку Константинополь уже предпринимал в XV веке, заключив с
папистами позорную Флорентийскую унию. Однако это не спасло Второй Рим
от падения и от завоевания стольного града иноверцами.

Ослабление целостности Русской Православной Церкви всегда было
стремлением турецкой патриархии в Стамбуле, подстрекаемой западными
правительствами и спецслужбами, ибо тем самым ослаблялась целостность и
государства Российского.

Судьбы вселенского Православия должны определяться в Москве,
Московским Первосвятителем. В этом – новая миссия Церкви Русской в XXI
веке – веке нового имперского прорыва России. Сие буди, буди!

Патриарх Варфоломей и бывший вице-президент США Джо Байден, с которым у него сложились наиболее доверительные отношения

http://www.blagogon.ru/digest/863/

https://pravdoiskatel77.livejournal.com/13149283.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

9 Сен 2018


Leave a Reply